Чтобы наш город стал мечтой для многих

2019-05-16

Валерий Ананьев, генеральный директор некоммерческого партнерства «Управление строительства «Атомстройкомплекс» отвечает на четыре вопроса о важном.

 

Какой объект Екатеринбурга для вас является знаковым? С каким зданием ассоциируется город?

Чтобы наш город стал мечтой для многихВсе важные. Если скажу, что это школа № 67 на Эльмаше? Но её никто не знает, кроме меня. А я в ней учился, и мне было очень почетно провести её реконструкцию. Если говорить о тех объектах, которые у горожан на виду, то наверное, это Театр юного зрителя. В Екатеринбурге такое количество современных объектов, которые определяют его лицо, что грех обижаться.

Я бы город сравнил с коллективом. Не просите меня сказать, кто из шести с половиной тысяч человек нашей компании – тот самый, кто определяет лицо организации. Все они и есть лицо коллектива. Вы мне глаза завяжите, я пойму, что на нашем объекте нахожусь. Наших людей не спутаешь ни с кем, я их чувствую, понимаю, знаю. Точно так же город – это целый организм. И в нем все объекты важны. Другое дело, что есть сооружения, без которых город мог бы и обойтись – если бы их не было, никто бы не заметил. Или, даже, наоборот, решил: как хорошо, что их нет! Как у человека – вскочит бородавка, никуда не денешься, но рано или поздно от нее захочется избавиться. Так и в городе: история все расставит на свои места.

Все здания создают эту самую городскую среду, хорошую или плохую. Мы можем сколько угодно ругать Пассаж или любой другой объект, но они уже живут в ткани города. И мы понимаем, что завтра их не снесем. Точно так же важны и другие сооружения, которые мне лично дороги, допустим, дом Севастьянова или наш первый жилой небоскреб на улице Февральской революции, или жилой комплекс «Москва», которым мы гордимся. Для меня Екатеринбург без этих объектов был бы уже невозможен. Без них я его не представляю.

Чтобы наш город стал мечтой для многихИ все же, считаю, что символ Екатеринбурга - его люди. Свердловчан видно сразу. Именно они создают такой прекрасный город со всеми его плюсами и минусами.

Какое решение, которое вам приходилось принимать, было самым ответственным, трудным, далось сложнее всего?

Если совсем откровенно, то, наверное, решение по организации предприятия. Если же говорить не обо мне, а о городе и строительстве в нем, были не очень приятные объекты, которые мы не хотели делать. Понимали, что при их строительстве никогда не заработаем или даже получим убытки. Например, совсем недавно построенный совместно с управлением капитального строительства (УКС) города диагностический центр оказался убыточным. Нам сказали: у нас есть только 100 млн. рублей, но сделать проект надо:  давайте что-нибудь придумаем, а мы потом как-нибудь поможем. УКС считает, что как-то нам помог, однако убытки у нас как были, так и остались. При этом диагностический центр работает. Там размещено уникальное оборудование, ведут прием прекрасные специалисты, посетители получают полное обследование на уровне мировых стандартов. Цель достигнута – пусть даже с убытками.

Или, допустим, мы делаем детские дошкольные учреждения по утвержденной смете, а нас просят добавить технологии и оборудование, при этом стоимость проекта не увеличивается. Садик для нас получается на грани убыточности, но мы же понимаем, что строим для детей, и это нам аукнется.

Да, такие решения непросто принимаются. Сейчас вот в контракте на строительство школы № 39 прописаны определенные виды работ, утверждена цена, но постоянно появляется желание что-нибудь улучшить. Понятно, что идет определенное удорожание, но мы идем на встречу, на дополнительные траты, вносим необходимые изменения, хотя контракт этого не предусматривал. Как вы думаете, легко это дается или нет? Нелегко, скажу вам честно. Но мы это делаем.

Что бы вы назвали своим успехом, удачным решением?

Недавно мы с коллегами вспоминали, как  вовремя закончили реконструкцию Театра юного зрителя. Если бы немного опоздали, доллар подорожал бы в два раза, и мы не смогли бы купить то оборудование, которое в итоге купили, и сделать такое роскошное благоустройство с импортным гранитом, которое там сегодня есть. Мы пошли на опережение: не дожидались денег в бюджете, завершили строительство с привлечением собственных кредитных средств, чтобы город потом рассчитался. И ТЮЗ получился отличным. Это здорово.

Чтобы наш город стал мечтой для многихКстати, ТЮЗ –  не первый наш театр. Самым первым был Камерный театр, который мы строили в 1998 году к 275-летию Екатеринбурга. Он стоял заброшенным, и нам предложили его закончить в сжатые сроки – за 6-7 месяцев. Для нашей компании это было почетно и важно. Конечно, мы вложили в театр не только душу и знания, но и деньги, потому что, финансирование как всегда обещали потом. Не могу не вспомнить нашего сотрудника Андрея Геннадьевича Багрова, которому как-то удавалось без денег, по взаимозачету добывать импортные материалы, электро-установочные изделия, которых в России в то время не было. А потом, когда с нами рассчитывались, ещё и рубль в четыре раза подешевел, и мы получили за свою работу немножко другие деньги. Тем не менее, Камерный театр живет и здравствует уже 18 лет. Для меня это важный объект. Мы строили его, когда компании «Атомстройкомплекс» ещё и трех лет не было.

Каким бы вы хотели видеть архитектурный облик Екатеринбурга? Чего не хватает в строительной сфере города?

Я хотел бы видеть Екатеринбург комфортным городом, чтобы мы могли гордиться тем, что живем в нем, а город притягивал бы лучших граждан страны. Для этого нужно создать самую лучшую среду обитания, уютные и удобные дворы, улицы, школы, больницы. Мне очень хочется, чтобы наш город стал мечтой для многих. А для этого надо иметь передовой строительный комплекс,  создавать такие условия, чтобы у строителей была работа, чтобы они могли формировать для города будущее.

Новости по теме:

Городу надо расти вширь

На вопросы блиц-интервью отвечает Олег Ярулин

Ждем разнообразия и комфорта

На вопросы блиц-интервью отвечает Сергей Мямин

Сохранить смешение стилей

На вопросы блиц-интервью отвечает Алексей Кожемяко

Получилось лучше, чем могло бы

На вопросы блиц-интервью отвечает Николай Сметанин